Моральный вред невиновным водителем

Содержание

Взыскание морального вреда с невиновного водителя

Достаточно часто происходят наезды на пешеходов вне зон пешеходных переходов, где переходить дорогу запрещено. В таких случаях достаточно часто водителей признают невиноватыми в ДТП, поскольку они не нарушали ПДД, и не имели возможности избежать наезда на человека. При этом такие ДТП часто влекут за собой крайне существенные последствия в виде смерти пешехода или причинения тяжелых травм.
Многие пострадавшие не соглашаются с выводами инспекторов ГИБДД или следователей об отсутствии вины водителя, но противостоять правоохранительной системе не могут или не умеют. При этом водители, признанные невиновными, понимают, что никакого административного или уголовного наказания им не угрожает, и не чувствуют моральной ответственности компенсировать пострадавшим их страдания.
Часто у пострадавших отсутствуют надлежащие доказательства затрат на лечение или погребение, которые можно было принести в суд. Кто-то не позаботился о их сборе, кто-то платил не официально или суммы по чекам настолько смехотворны, что явно не компенсируют причиненный вред. Как в таком случае наказать водителя, причинившего травмы или смерть близкого, хотя бы материально по суду?
Возникает вопрос, можно ли взыскать в суде с невиновного водителя моральный вред? Многие будут вас уверять, что это не возможно, однако закон и судебная практика позволяют это сделать.

Какая норма закона позволяет взыскивать моральный вред с участника ДТП, который признан невиновным?

Гражданский кодекс в статье 1100 прямо указывает, что с законного владельца автомобиля можно взыскать без его вины моральный вред, который причинен жизни или здоровью человека. В настоящий момент, когда доверенность на управления автомобилем отменена, под законным владельцем автомобиля будет пониматься любое лицо, которому собственник автомобиля его передал. Если автомобиль не угнан, у водителя имелось регистрационное свидетельство на машину, он вписан в страховку, либо страховка выдана на неограниченный круг лиц, то водитель будет считаться владельцем автомобиля, и к нему может быть предъявлен иск.

Какая судебная практика подтверждает, что с невиновного водителя можно взыскать моральный вред?

При подаче иска или в суде можете смело ссылаться на Определение Конституционного суда от 19 мая 2009 года, где прямо сказано, что вышеуказанная норма ГК является справедливой, и отказ в возмещении морального вреда, причиненный автомобилем (источником повышенной опасности) является недопустимым.
На вашей стороне также будет специально принятое по вопросам возмещения морального вреда Постановление пленума Верховного суда от 20.12.1994. Это руководящее для судов постановление указывает судам, что без вины причинителя вреда моральный вред взыскивается с владельца источника повышенной опасности.

Какой вред здоровью является основанием для взыскания морального вреда?


Безусловно незначительные травмы, синяки и ссадины не будут являться основанием для взыскания морального вреда, поскольку медицинская экспертиза определит их как «без вреда здоровью», а как указывалось выше именно вред здоровью является основанием для взыскания.
Иск будет удовлетворен, если экспертиза покажет, что причинен легкий вред, средний тяжести или тяжкий вред здоровью. Для проведения экспертизы изымаются документы из больниц и поликлиник, травмпунктов, в которых пострадавший проходил лечение. Обычно именно на основании таких медицинских карточек, и хранящихся при них рентгеновских снимках, МРТ и иных объективных исследованиях, производится мед. экспертиза. В редких случаях вызывается пострадавший для осмотра.

Что надо правильно сделать, чтобы взыскать моральный вред с водителя?

  1. Получить справку о ДТП, где в качестве пострадавшего будет фигурировать пешеход, а также будут содержаться все данные на водителя автомобиля. Это так называемая справка по форме 154. На самом деле это форма справки, утвержденная приказом МВД по номером 154. Обратите внимание, чтобы на справке на подписи инспектора стояла печать.
  2. Получить Постановление ГИБДД, следствия, суда подтверждающие факт ДТП. Это могут быть определения или постановления, об отказе в привлечении к ответственности из-за отсутствия виновности водителя или истечения срока давности привлечения к ответственности, постановления об отказе в возбуждении дела или прекращении уголовного дела. Главное, чтобы из этих документов усматривался сам факт ДТП, участие в нем водителя и пострадавшего.
  3. Представить доказательства причинения вреда, выписные эпикризы из мед. учреждений, заключения об инвалидности, справку о прохождении лечения. Либо представить доказательства смерти пешехода: свидетельство о смерти.
  4. Направить дело в суд в суд, составленное с соблюдением требований ГПК РФ. Приложить к иску документы, обосновывающие требования. Госпошлину по таким делам платить не надо.
  5. В случае причинения вреда здоровью в cуде надо будет просить о проведении медицинской экспертизы для определения степени тяжести вреда, если ранее такая экспертиза не была проведена в рамках административного или уголовного производства.
  6. Просить в суде истребовать материалы административного дела или доследственной проверки.

Какую сумму просить у суда в качестве компенсации морального вреда?


Поскольку в рассматриваемом случае водитель был признан невиновным в совершенном наезде на пешехода, то суд это учитывает, и уменьшает заявленный размер морального вреда. Конечно же учитывается, была ли причина смерть или вред здоровью, и какой именно вред здоровью установлен. Однако в любом случае, если речь идет о компенсации морального вреда, причиненного смертью пешехода или причинению ему тяжкого вреда здоровью, то суммы взыскания будут измеряться в миллионах рублей.

Можно ли взыскивать моральный вред, если пострадавшему были с осуществлены выплаты по ОСAГО?

Да, можно. Выплатами по ОСАГО покрываются только имущественный вред, затраты на лечение или погребение. Моральный вред в компенсацию по ОСАГО не входит, поэтому его можно взыскивать и при наличии выплат по такому полису. При этом моральный вред именно по этой причине можно взыскивать только с водителя, если иск предъявите к страховой компании, его суд отклонит.

Можете ли наша компания помочь взыскать моральный вред?

Да, конечно, мы специализируемся на такого рода делах и имеем большой положительный опыт взыскания в суде морального вреда. Приведенные в данной статье вопросы не являются исчерпывающими, по каждому конкретному судебному делу могут возникнуть свои специфические вопросы.
Адвокат по ДТП
поможет оперативно на них отреагировать и выиграть иск.

Нужно ли компенсировать моральный вред виновнику аварии: позиция ВС

Нужно ли компенсировать моральный вред виновнику аварии: позиция ВС

Женщина на мопеде врезалась в чужое авто. Когда его водитель пришел в суд взыскивать деньги на ремонт, она в ответ потребовала компенсировать ей моральный вред за травмы, полученные в ДТП. Логика простая: машина пострадавшего — источник повышенной опасности, а значит, по закону тот должен заплатить компенсацию, даже если не виноват в аварии. Первая инстанция отказалась удовлетворить иск, а вот апелляция и кассация поддержали истицу. Как правильно, решал Верховный суд.

В октябре 2018-го Алиса Сотова* на мопеде врезалась в Toyota Camry Андрея Табачникова*. У него пострадала только машина, а вот женщина получила травмы, которые медики квалифицировали как вред здоровью средней тяжести. Сотрудники ГИБДД установили, что в ДТП виновата Сотова. Она не уступила путь Табачникову, который следовал по главной дороге.

Виновник ДТП потребовала компенсацию

Когда пострадавший пришел в Адлерский районный суд Сочи взыскивать деньги на ремонт машины, Сотова предъявила встречный иск — потребовала компенсировать моральный вред. Женщина настаивала, что получила травмы из-за Табачникова и поэтому испытывала страдания. Первая инстанция присудила Табачникову 110 000 руб. на починку автомобиля, а требования Сотовой удовлетворять не стала. Ведь это она виновата в ДТП, а значит, потерпевший не обязан компенсировать моральный вред из-за ее травм (решение по делу № 2-2404/2019 не опубликовано. — Прим. ред.).

Но Краснодарский краевой суд решил, что Табачников должен выплатить компенсацию. Сотова пострадала от столкновения с его автомобилем, а это источник повышенной опасности. Владелец такого объекта должен компенсировать вред от него, даже если не виноват, напомнила апелляция о ст. 1100 ГК и взыскала в пользу Сотовой 30 000 руб. (дело № 33-12141/2020). Четвертый кассационный суд согласился с таким подходом.

Опасный мопед

Жалобу в Верховный суд подал не только Табачников, но и Генпрокуратура. Спор рассмотрела коллегия во главе с Сергеем Асташовым (дело № 18-КГПР21-58-К4). Судьи заметили, что мопед Сотовой — тоже источник повышенной опасности. Апелляция и кассация не обратили внимание на это.

Еще в 2012-м Конституционный суд подтвердил, что невиновный в ДТП владелец транспортного средства не должен компенсировать моральный вред тому, кто устроил аварию (определение № 811-О/2012).

По общему правилу владелец источника повышенной опасности компенсирует вред, даже если не виноват. Но когда сталкиваются два источника повышенной опасности, в том числе машины, вред возмещает тот, из-за кого случилась авария (п. 3 ст. 1079 ГК). Если в ДТП виноват только один водитель, он не может требовать компенсацию, решил ВС. Такой вывод следует из подп. «б» п. 25 Постановления Пленума ВС от 26.01.2010 № 1, отметил Верховный суд и вернул дело в апелляцию. Она приступит к рассмотрению в ноябре (дело № 33-35903/2021).

Не все так однозначно

Ст. 1100 ГК, которую применили кассация и апелляция, посвящена моральному вреду, а п. 3 ст. 1079 ГК, на который сослался ВС, говорит о вреде от источника повышенной опасности в целом. Суды могли применить ст. 1100, потому что это специальная норма, которая регулирует более узкую ситуацию, объясняет Иван Ушаков из INTELLECT (ИНТЕЛЛЕКТ) INTELLECT (ИНТЕЛЛЕКТ) Федеральный рейтинг. группа Цифровая экономика группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) 8 место По количеству юристов 30 место По выручке на юриста 41 место По выручке Профайл компании × .

В другом деле суды обязали водителя компенсировать моральный вред женщине, которую он сбил. Хотя ПДД нарушала потерпевшая, а не водитель. Она переходила дорогу в неположенном месте, да еще и в пьяном виде. Водитель дошел до Конституционного суда, но тот в определении № 816-О-О/2009 подтвердил: суды правильно применили ст. 1100 ГК.

Иван Ушаков, юрист INTELLECT (ИНТЕЛЛЕКТ) INTELLECT (ИНТЕЛЛЕКТ) Федеральный рейтинг. группа Цифровая экономика группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) 8 место По количеству юристов 30 место По выручке на юриста 41 место По выручке Профайл компании ×

Чтобы избежать разных подходов в практике, можно скорректировать второй абзац п. 3 ст. 1079 ГК, считает юрист. Например, прямо указать, что это правило распространяется и на моральный вред.

Из правила, что владелец источника повышенной опасности возмещает вред всегда, есть и другие исключения, говорит Александр Васанов, адвокат практики уголовного права и процесса Инфралекс Инфралекс Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые коммерческие споры — mid market) группа Банкротство (реструктуризация и консалтинг) группа Банкротство (споры high market) группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (mid market) группа Антимонопольное право (включая споры) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Недвижимость, земля, строительство группа Семейное и наследственное право группа Цифровая экономика группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Санкционное право группа Уголовное право Профайл компании × . Например, пешеходу не возместят моральный вред, если он спровоцировал ДТП, специально бросившись под колеса.

ВС напомнил, как определять размер компенсации морального вреда при отсутствии вины причинителя вреда

По мнению одного адвоката, Верховый Суд исходил из того, что размер компенсации, с учетом отсутствия вины водителя и грубой неосторожности самого пешехода, является чрезмерным. Другая в целом согласилась с правовой позицией ВС, отметив, что право помимо справедливости должно восстанавливать нарушенный материальный баланс и в любом случае прежде всего работать на предупреждение любых противоправных действий, в том числе причинения морального вреда.

Верховный Суд опубликовал Определение № 5-КГ21-94-К2 от 11 октября, в котором рассмотрел вопрос о компенсации морального вреда близким родственникам погибшего пешехода, который переходил дорогу в неположенном месте и находился в состоянии опьянения.

20 марта 2018 г. Ибрагим Халилов, находясь за рулем автомобиля, совершил наезд на пешехода Дмитрия Забродина, который впоследствии через несколько дней скончался от полученных травм в больнице.

Постановлением следователя от 15 декабря 2018 г. уголовное дело в отношении Ибрагима Халилова было прекращено в связи с отсутствием события преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 264 УК РФ. В ходе следствия было установлено, что Дмитрий Забродин находился в состоянии алкогольного опьянения и в темное время суток в условиях недостаточной видимости вне населенного пункта, без предметов со светоотражающими элементами стал переходить проезжую часть вне пешеходного перехода. Также было выяснено, что пешеход не убедился в безопасности перехода проезжей части и не обратил внимания на приближающийся автомобиль, вследствие чего на него был совершен наезд транспортного средства под управлением Ибрагима Халилова.

В июне 2019 г. члены семьи Дмитрия Забродина – его родители, супруга и сын обратились в суд с иском к Ибрагиму Халилову о компенсации морального вреда в размере 500 тыс. руб. каждому из истцов, а также о взыскании расходов на погребение в общей сумме 104 тыс. руб. Обосновывая свои требования, истцы указали, что смерть их родственника причинила им физические и нравственные страдания.

В письменных возражениях на иск Ибрагим Халилов, ссылаясь на п. 3 ст. 1083 ГК РФ, просил суд уменьшить размер компенсации морального вреда, поскольку он находится в тяжелом имущественном положении. Он также указывал на то, что Дмитрий Забродин с 2005 г. проживал с истцами раздельно, виделся с ними крайне редко, доказательств тесных семейных взаимоотношений и поддержки родственниками друг друга не представлено.

Решением Кузьминского районного суда г. Москвы от 8 октября 2019 г. исковые требования были удовлетворены частично. Суд пришел к выводу о наличии правовых оснований для удовлетворения исковых требований истцов, при этом взыскал в пользу родителей и сына компенсацию морального вреда больше, чем в пользу супруги, указав на то, что она длительное время не интересовалась отсутствием супруга после произошедшего ДТП. Суд взыскал с Ибрагима Халилова в пользу родственников умершего компенсацию морального вреда в общей сумме 950 тыс. руб., расходы на погребение в размере 100 тыс. руб., а также расходы на оплату услуг представителя – 20 тыс. руб. В удовлетворении остальной части исковых требований было отказано.

Апелляционным определением Московского городского суда от 6 августа 2020 г. решение оставлено без изменения. Апелляция согласилась с выводами первой инстанции и отклонила доводы апелляционной жалобы Ибрагима Халилова о снижении взысканной с него суммы компенсации с учетом его имущественного положения и действий пешехода, послуживших причиной ДТП, отметив, что оснований для изменения данной суммы не усматривается. Второй кассационный суд общей юрисдикции в определении от 8 декабря 2020 г. согласился с доводами нижестоящих инстанций, не установив нарушения либо неправильного применения ими норм материального права или норм процессуального права.

Впоследствии Ибрагим Халилов подал кассационную жалобу в Верховный Суд РФ, в которой просил отменить состоявшиеся по делу судебные постановления судов как незаконные. Изучив материалы дела, Суд напомнил, что если гражданину причинен моральный вред действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. Ссылаясь на ст. 151 ГК РФ, ВС указал, что при определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС отметила, что суду при определении размера компенсации морального вреда членам семьи потерпевшего в случае его смерти необходимо в совокупности оценить конкретные действия причинителя вреда, соотнести их с тяжестью причиненных именно этим лицам физических или нравственных страданий. Обращаясь к п. 32 Постановления Пленума ВС РФ от 26 января 2010 г. № 1, Суд указал, что важно учесть заслуживающие внимания фактические обстоятельства дела, а также требования разумности и справедливости, соразмерности компенсации последствиям нарушения прав как основополагающие принципы, предполагающие установление судом баланса интересов сторон.

Суд указал, что при взыскании компенсации морального вреда суд не может ограничиться лишь ссылкой на общие принципы определения его размера, закрепленные в ГК, не применив их к спорным отношениям

Суд обратил внимание, что если при причинении вреда жизни или здоровью гражданина имела место грубая неосторожность потерпевшего и отсутствовала вина причинителя вреда, в случаях, когда его ответственность наступает независимо от вины, то размер возмещения должен быть уменьшен (п. 2 и 3 ст. 1083 ГК РФ). ВС также обратил внимание, что вина потерпевшего не учитывается при возмещении дополнительных расходов, при возмещении вреда в связи со смертью кормильца, а также при возмещении расходов на погребение. «Вопрос о том, является ли допущенная потерпевшим неосторожность грубой, в каждом случае должен решаться судом с учетом фактических обстоятельств дела. Размер возмещения вреда также может быть уменьшен судом с учетом имущественного положения причинителя вреда (гражданина). При этом соответствующие мотивы о размере компенсации морального вреда должны быть приведены в судебном постановлении во избежание произвольного завышения или занижения судом суммы компенсации», – отмечено в определении.

Верховный Суд указал, что суды первой и апелляционной инстанций, устанавливая размер компенсации морального вреда, не приняли во внимание нормативные положения п. 2 и 3 ст. 1083 ГК и разъяснения постановления Пленума ВС РФ об учете при определении размера компенсации морального вреда грубой неосторожности потерпевшего при отсутствии вины владельца источника повышенной опасности (причинителя вреда) и его имущественного положения.

Суд подчеркнул, что нижестоящие инстанции, указывая о прекращении уголовного дела в отношении Ибрагима Халилова, не дали правовую оценку важным обстоятельствам. Так, ВС отметил: суды не учли, что потерпевший в момент ДТП находился в состоянии алкогольного опьянения, что он переходил проезжую часть в неположенном месте в темное время суток, не обращая внимания на приближающийся автомобиль, вследствие чего на него был совершен наезд. Тем самым суды нарушили право Ибрагима Халилова на справедливую, компетентную, полную и эффективную судебную защиту, добавил Суд.

Кроме того, ВС обратил внимание, что судами первой и апелляционной инстанций в нарушение ч. 2 ст. 56 и ч. 1 ст. 196 ГК не устанавливались и на обсуждение сторон не выносились обстоятельства, касающиеся имущественного положения Ибрагима Халилова, которые просил принять во внимание его представитель: отсутствие у него дохода, проживание в сельском доме, наличие в собственности только старого автомобиля, ввиду чего взыскание с него денежных средств в значительной для него с учетом его имущественного положения сумме негативно отразится на уровне его жизни.

Судебная коллегия ВС указала, что суждение суда апелляционной инстанции о том, что доводы апелляционной жалобы Ибрагима Халилова об отсутствии достаточного дохода не могут повлечь снижение взысканных сумм компенсации, а могут быть указаны в заявлении о рассрочке или об отсрочке исполнения решения суда, свидетельствует об уклонении суда от рассмотрения названных доводов вопреки требованиям процессуального закона.

Кроме того, ВС установил, что суды первой и апелляционной инстанций, процитировав в судебных постановлениях нормы материального права о принципах и критериях определения размера компенсации морального вреда, не привели мотивы со ссылкой на какие-либо доказательства относительно того, какие конкретно обстоятельства дела повлияли на размер определенных к взысканию с Ибрагима Халилова в пользу истцов сумм компенсации морального вреда, что не отвечает предписаниям ст. 195 ГК о законности и обоснованности решения суда.

Таким образом, Верховный Суд посчитал выводы судов первой и апелляционной инстанций о наличии правовых оснований для взыскания с Ибрагима Халилова компенсации морального вреда в общей сумме 950 тыс. руб. в пользу членов семьи неправомерными, поскольку они сделаны с нарушением норм права, регулирующих спорные отношения. Кассационный суд, проверяя законность судебных постановлений, допущенные ими нарушения не выявил и не устранил, указал ВС. С учетом изложенного Судебная коллегия ВС отменила решения трех судебных инстанций, направив дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции в ином составе суда.

Суд заметил, что первая инстанция удовлетворила иск, сославшись на доказательства, которых нет в материалах дела

Адвокат АБ «Андрей Городисский и партнеры» Дмитрий Якушев отметил, что ВС обратил внимание на то, что пешеход сам проявил грубую неосторожность и фактически вина водителя в случившемся отсутствует, что согласуется с прекращением в отношении него уголовного дела. По его мнению, Верховый Суд исходил из того, что размер компенсации, с учетом отсутствия вины водителя и грубой неосторожности самого пешехода, является чрезмерным, и в связи с этим в качестве основания для его снижения указал на необходимость принятия во внимание материального положения водителя. «Иными словами, на мой взгляд, Верховый Суд РФ в этой ситуации пожалел водителя и фактически дал нижестоящим судам указание снизить размер компенсации и обосновать это тяжелым материальным положением водителя», – прокомментировал адвокат.

Адвокат АП Ханты-Мансийского автономного округа Елена Чуднова указала, что в целом она согласна с правовой позицией ВС. По ее мнению, право помимо справедливости должно восстанавливать нарушенный материальный баланс и в любом случае прежде всего работать на предупреждение любых противоправных действий, в том числе причинения морального вреда. «В данном конкретном случае право работало также на предупреждение причинения вреда потерпевшему путем запрещения перехода через проезжую часть в неположенном месте, без светоотражающих знаков, которое, к сожалению, он проигнорировал», – отметила адвокат.

Елена Чуднова подчеркнула, что главная задача правоприменителя состоит в том, чтобы исходить из степени вины причинителя вреда и оценки поведения потерпевшего, на что и указал ВС РФ. Если вины ответчика нет, то вполне справедливо учитывать как его материальное положение, так и индивидуальные особенности – это подпадает под критерий «иных заслуживающих внимание обстоятельств», считает адвокат. «Здесь право хотя и работает на предупреждение в будущем владельца источника повышенной опасности, но оно не может по умолчанию ставить лицо, обязанность возмещения вреда которого установлена законом независимо от наличия его вины, в бедственное материальное положение», – добавила Елена Чуднова.

По мнению адвоката, несмотря на то, что Верховный Суд указал на необходимость в данном случае учитывать интересы ответчика для снижения размера компенсации морального вреда, на главный вопрос «как определить пределы разумности и справедливости», сегодня ответа нет. В связи с чем Елена Чуднова полагает, что в таких случаях необходимо руководствоваться общими принципами бремени доказывания.

Оцените статью:
[Всего голосов: 0 Средняя оценка: 0]
Добавить комментарий